BR NEWSPAPER RU
3

ОТ УГОЛЬНОГО РАЗРЕЗА ДО СЕЛЬХОЗУГОДИЙ

ЖУРНАЛ AUSTRALIAN MINING ОБ ОПЫТЕ РЕАБИЛИТАЦИИ ЗЕМЕЛЬ НА УГОЛЬНОМ РАЗРЕЗЕ RIX'S CREEK

Когда полезные ископаемые на месторождении уже полностью исчерпаны и не осталось ничего, кроме большой дыры на поверхности, приходит время, когда необходимо реабилитровать землю и снова привести ее в пригодный для использования вид. Однако Bloomfield Group которая разрабатывает угольный разрез Rix's Creek, расположенный недалеко от г. Синглтона в Новом Южном Уэльсе (Австралия), этим вопросом озаботилась задолго до начала фазы реабилитации.

Семейная компания Bloomfield Group ведет свой бизнес в долине Хантер-Вэлли вот уже более 77 лет, исповедуя экологически ответственный подход к добыче полезных ископаемых на всех ее этапах от разведки до восстановления нарушенных земель.

Расположившись всего в 100 метрах от магистрали New England, угольный разрез Rix's Creek является одним из самых заметных в Хантер-Вэлли. Ежегодно в порт Ньюкасл отсюда отгружается порядка 1,5 млн тонн угля.

Для того чтобы продлить срок службы разреза еще на 21 год начиная с 2016-го, проект должен получить новое Заключение о воздействии на окружающую среду, однако при этом внедренные здесь стандарты охраны окружающей среды должны подтвердить, что такое одобрение не станет проблемой для экологии.

Главный менеджер Rix's Creek по охране окружающей среды Джон Хиндмарш отвечает за восстановление нарушенных земель и их возвращение в сельхозиспользование для выпаса скота. По его словам, первоначальной целью проекта рекультивации было вернуть землям эквивалентную или более высокую чем до начала добычи производительную способность.

Согласно плану, грунт, снятый в ходе подготовки разреза к эксплуатации, должен был сохраняться и затем вновь использоваться в качестве верхнего слоя, однако в связи с тем, что земли были деградированы еще до начала добычи, почва с объекта была признана неподходящей для этой цели.

«Поскольку так было заложено самой природой, я снял верхние слои грунта и попытался использовать их, добавив к ним мелиоранты, чтобы улучшить структуру почвы и ее плодородие, – рассказывает г-н Хиндмаш. – В нашей восстановительной смеси мы используем твердые вещества биологического происхождения, а также химические удобрения, которые мы применяем при высаживании семян».

В свою очередь, Джейсон Десмонд, специалист Rix's Creek по вопросам окружающей среды, отмечает, что в процессе реабилитации земель используется поэтапный подход, который предусматривает предварительное снятие верхнего слоя грунта и затем его возвращение на восстанавливаемые области. «Конечно, условия на всех разрезах разные, но здесь мы ограничены с точки зрения высоты отвала. Мы работаем с высотой, чтобы отвал выглядел как можно более естественным на фоне окружающего ландшафта. Для этого мы вывозим из разреза отработанную породу, доводим насыпь приблизительно до необходимой окончательной высоты и затем стыкуем ее с имеющимися ландшафтом так, чтобы она выглядела как можно более естественной.

По мере того как мы поднимаем породу из шахты, мы снимаем верхний слой грунта и переносим его в восстанавливаемую область грузовиками и бульдозерами, затем разравниваем трактором». После того как грунт переносится и распределяется, команда по восстановлению добавляет в грунт биологические твердые вещества, в основном остатки переработки отходов.

«Это очень мокрый продукт – около 70% жидкости, 30% твердых веществ, с высоким уровнем азота, фосфора, который действительно дает толчок к росту наших пастбищных культур», – поясняет г-н Десмонд, - После разравнивания верхнего слоя бульдозерами мы распределяем биологические твердые вещества, рыхлим землю, чтобы перемешать и обогатить верхний грунт, затем, на финальной стадии, высаживаем семена и ждем дождя».

По его словам, рекультивированные участки в конечном итоге должны стать пастбищными угодьями более высокого класса, чем нетронутые земли, прилегающие к разрезу, добавляя разнообразие и способствуя развитию несельскохозяйственных культур.

«Мы собираемся начать испытания по разведению скота, чтобы доказать, что это возможно, и считаем, что они будут успешными. У нас также используются местные виды деревьевэндемиков, которые могут служить естественными коридорами и ветрозащитой. Благодаря этому, когда мы привезем сюда скот, он сможет найти защиту и убежище; кроме того, по этим естественным коридорам смогут передвигаться другие виды животных. У нас также имеется 60 га леса, которые мы засадили 10 лет назад в качестве эксперимента, чтобы проверить, могут ли разрезы существовать в условиях лесного хозяйства».

Организатор Конференции по реабилитации нарушенных земель Института Тома Фарела, Найджел Стейс, получил возможность увидеть восстановленные земли Rix's Creek в ходе тура, который состоялся в апреле в рамках угольного фестиваля Hunter Valley.

«Нас отвезли на огромное поле и показали, какая роскошная трава там растет; там же мы получили возможность обсудить технические аспекты процесса восстановления, – рассказывает он. – Нам также продемонстрировали различные фазы восстановления. Строительство земельной площадки, наложение почвы и посадка растений – все это многоэтапный процесс».

Как считает г-н Стейс, проекты по восстановлению нарушенных земель могут оказать положительное влияние на мнение общественности о недропользовании и добывающей индустрии в целом: «Я считаю, что процесс восстановления должен рассматриваться как часть основного бизнеса добывающей промышленности. Если подходить к этому именно так и продемонстрировать такую приверженность обществу, тогда к операциям по добыче можно привлечь намного больше социального капитала». Принимая непосредственное участие в ежедневной работе по восстановлению, Джейсон Десмонд считает ее благодарной.

«Это как садовник дома. Если вы увлечены своим делом, вы не можете его бросить. Мне нравится говорить людям, что они могут прийти и насладиться видом на рекультивированную землю, поскольку она соответствует высшему классу. Пожалуй, я даже слишком критичен в своем подходе к тому, что мы делаем. Мне нравится мотивировать людей уделять больше времени своей работе, чтобы получить наивысшие результаты. Лучше перепроверить свою работу еще раз, чтобы ее плоды могли приносить пользу в будущем, когда бы это ни потребовалось».

Он также считает, что высокое качество их работы гарантируют те вызовы, которые постоянно ставит перед командой по восстановлению управляющий директор проекта Джон Ричардс: «Он установил для нас критерий – Мы должны провести реабилитацию настолько хорошо, чтобы в конце срока эксплуатации он смог проехать на квадроцикле по земле и погонять скот. И если вы действительно видели ту породу, которую мы вывозим, то вам должно быть понятно, что это очень высокий стандарт».